Гибель гиганта

Главная Автопортрет Тебе Музыка Времена года Сад камней О дружбе и любви Русский вопрос Епобедимая и леген Ностальгия Мысли о вечном Гибель гиганта Письмо сыну Исход 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 Об авторе Библиография Как Это Поётся Диск Глоток АЗота Диск "Песни для негромкого голоса" TestDB

 

Сквозняки

Разлетались упыри...

Как долог путь, тяжел и страшен...

И снова вечный бой!

Поводыри слепых

Дети мать свою судили...

Сушите весла, господа...

IN GOD WE TRUST

    

                        СКВОЗНЯКИ

Гуляют в доме сквозняки, гуляют в доме.

Шуршат по воздуху газетные обрывки

И кто-то там на фотографиях смеется,

И кто-то машет нам приветственно рукою,

 

Гуляют в доме сквозняки, гуляют в доме.

И смерчи пыльные по ходу поднимают,

А в этом доме так давно никто не ходит

И умерла в часах веселая кукушка,

 

И никому теперь уже не интересно,

Что старость эти сквозняки терпеть не может,

И что они несут живительную свежесть...

Гуляют в доме сквозняки, гуляют в доме.

                                                                                          1988

    

horizontal rule

 

                 *

  *                                  *

Разлетались упыри -

Дело к вечеру.

На развалинах крапива

В человечий рост.

Где же люди, люди где?

Отошла пальба.

На развалинах идей

Не растут хлеба.

Не растут хлеба,

Посерёд гроба,

Где одна гульба -

Не лил пот со лба...

Лишь вороний грай

По дороге в рай.

На горе костей

Не до радостей.

Эй, гони, гони

Пьяной тройкою!

Узелком стяни

Горе горькое!

В кулаке - кистень,

В голенище - нож,

Да от силы - тень,

Да от правды - ложь.

Не гляди назад -

Там гремит гроза.

Не гляди вперёд -

Пыль глаза дерёт

За спиною тьма.

Впереди стена.

Посреди тюрьма -

Вот те истина.

                                     1989

 

horizontal rule

 

                   *

  *                                 *

Как долог путь, тяжёл и страшен,

И заводь даже не видна,

И наша горестная чаша

Ещё не выпита до дна,

 

Ещё не выплачены пени,

Открыты окна всем ветрам,

Ещё не выбиты ступени,

Нас направляющие в храм,

 

И станем мы мудрей и старше,

Когда увидим на беду,

Разбив осушенную чашу,

Чаш неиспитых череду...

 

Но даже, всё на свете зная,

Вдруг забываются слова,

Когда на юной флейте мая

Сыграет первая листва,

 

Когда разбудит ночью шорох

Листвяной,

Пьяной ворожбы,

Когда повиснут на заборах

Офонаревшие

Столбы.

                                              1994

 

horizontal rule

 

          *

*                      *

И снова вечный бой!

И снова только снится

Обманчивый покой

От бесконечных драк,

И снова понесёт

Стальная колесница,

И снова будет бит

(Какой по счету?)

Враг.

 

Мы войско соберём,

Последний грош потратим,

Мы нервы напряжём,

Натянем, как струну,

Мы разобьём башку

Безродным бюрократам,

Что завели в тупик

Несчастную страну.

 

Ах, вкусно до чего,

Ах, до чего нетрудно

Врага предать толпе,

Старьё предать кострам,

Предать,

Предать...

ПРЕДАТЬ.

Но до чего же нудно

Всю жизнь тесать кирпич,

Чтоб кто-то строил храм!

 

Нас окликают вслед,

Но мы не отвечаем,

Покорные персту,

Покорные судьбе,

Остановиться б нам

Во гневе и печали,

Во гневе на себя.

В печали о себе.

 

Ещё не кончен бой!

И мы покуда скачем,

Влекомы криком "бей!"

И блеском палаша,

И вновь - в который раз? -

Поверженных оплачем,

Коль вспомнит о слезах

Сожжёная душа.

 

Против кого и с кем?

Никто уже не знает.

Но может быть ещё

Нам не запрещено

Вернуться в этот мир,

Где оратай сжимает

В тяжёлом кулаке

Пшеничное зерно.

                                                        1989

 

horizontal rule

 

            ПОВОДЫРИ СЛЕПЫХ

Просторно от границы до границы,

Но не найти дороги, нет тропы.

И бесконечно-длинной вереницей

Идёт за кругом круг

Страна слепых.

 

Не обойти никак лежащий камень,

И неприступны лужи, как моря,

Поводыри слепых, слепые сами,

Все ищут для себя

Поводыря.

 

Любой просвет - дорога на беспутье,

И на безрыбье будет рыбой рак,

И тянут одеяло из лоскутьев

Слепой у сирого,

У умного - дурак.

 

Нам не придти

И не остановиться.

Нас не берёт ни голод, ни топор.

В который раз крещёный мир дивится,

Что мы ещё живые

До сих пор.

 

В который раз повалены лесины,

В который раз уходим от беды,

В который раз выводит из трясины

Нас новый бог

И новый поводырь.

 

Не обойти никак лежащий камень,

И неприступны лужи, как моря,

Поводыри слепых, слепые сами,

Всё ищут для себя

Поводыря.

                                                      1989

 

horizontal rule

 

                    *

  *                                         *

Дети мать свою судили.

Дети мать свою губили.

Дети мать по морде били

И смотрели - кто больней?

Мать была когда-то грязной.

Мать была когда-то грузной.

Мать была когда-то грозной.

А теперь - они над ней.

Ух ты ж, ёлки, ух, моталки!

-Было нас тебе не жалко!

Ты зачем ломала палки

Всё об наши о горбы?

Ты нас, видно, не любила.

По головке прямо била!

Мы теперь - смотри! - дебилы.

Мы теперь - смотри! - рабы...

Свет неверный,

Пол непрочный,

Заполошный крик полночный,

Перегарный дух чесночный...

Ах ты ж, мать твою размать!

Всё узнают.

Всё услышат.

И накурят.

И надышат.

И напомнят.

И напишут.

Как теперь глаза поднять?

Почему она молчала?

Почему она прощала?

Почему река журчала?

Почему луна плыла?

Просто высохли истоки.

Солнце село на востоке.

Просто дети все жестоки.

Просто мама умерла.

                                                      1993

    

horizontal rule

 

 

                           *

                 *                           *

                          

              Сушите весла, господа,

              И киль сушите.

              Уже написаны давно

              Концов сюжеты.

              Спешите с поезда сойти,

              Сойти спешите.

              Не надо мучиться, потеть

              И мять манжеты.

                          

                    Там, впереди - облом, завал

                    И диверсанты.

                    Там, впереди - ну вон же, вон! -

                    Зажёгся красный.

                    Пора квартиры возводить,

                    Разрушив замки.

                    Пора начать разумней жить

                    И безопасней.

                          

                           В конце концов всему есть край!

                           И есть граница.

                           Мы не поклялись на кресте,

                           Вольны исходно.

                           Поставить точку на листе.

                           Смахнуть страницу.

                           Смотрите прямо, господа!

                           Всё превосходно.

                                            

                                                                          Декабрь 1988

 

horizontal rule

 

    IN GOD WE TRUST

 

 

Божница сорвана в углу.

Там поселилась чернота.

В грязи икона на полу.

Пойдем на выборы Христа.

Ну разве можно без Отца?

Кто нам печали утолит?

Кому откроются сердца?

Кто успокоит, где болит?..

Наш мир уродлив и убог.

Нам нужен бог!

Нам будет бог.

 

Между добром и между злом

Всегда была видна черта.

Теперь всё связано узлом.

Теперь не видно ни черта.

На нас проклятия печать!

Нас предал тот, кого я чту!

Но кто-то ж должен отвечать

За осквернённую мечту...

Вода протухла.

Воздух спёрт.

Нам нужен чёрт!

Ты будешь чёрт.

 

Бог к нам шагнет через экран.

Пока не прокричал петух -

От тяжких дум, от старых ран

Он тело вылечит и дух.

А знать, он кто - нам на хрена?

Пусть только выдаст нам аванс.

В который раз покорена

Страна, впадающая в транс...

Он будет крут.

Он будет строг.

Нам нужен бог!

Да будет бог.

 

Плевать, что будет впереди!

Хрустальна вера и чиста.

Веди, знамение, веди!..

До перевыборов Христа.

 

И будет ночь.

И будет день.

И встанет новая заря.

И страждущий отыщет тень...

Слепой найдет поводыря.

И будет мир не так уж плох...

Вам нужен бог?

Вам будет бог.

                                                            1989

 

horizontal rule